<< Главная страница

Герберт Кемоклидзе. В стране Пустоделии





ДИМА ПРОПАЛ!

Ночной телефонный звонок поднял директора школы с постели.
- Алло! Алло! - телефонная трубка тяжело дышала в ухо директору.
- Говорит... отец... Димы Капустина! Дима пропал!
- Но почему же пропал?- директор старался стряхнуть с себя остатки сна. Просто очередная двойка. Он ее исправит...
- Да я не про то! Он исчез! Понимаете? Исчез!
- Исчез!
Директор шкоды заволновался.
- Нужно срочно позвонить в милицию!
- Я уже звонил!
- Правильно сделали! Теперь срочно звоните директору школы!
- Так вот я вам и звоню!
- Правильно делаете! - воскликнул директор, окончательно просыпаясь. Я подниму на ноги весь город!
Целую неделю никто в городе не смыкал глаз. Взрослые и дети, милиционеры и пенсионеры носились по улицам и спрашивали друг у друга, не встречался ли кому мальчик по имени Дима и по фамилии Капустин. Этот же вопрос задавали по радио и телевизору. Но следов Димки не находилось - он пропал бесследно.

КАК ЭТО НАЧАЛОСЬ

А началось это так. Димка сидел на скамейке в детском парке. Мимо проходил какой-то странный человек. Щеки у него были впалые, а живот, круглый, как большой школьный глобус, туго перепоясан по экватору брючным ремнем.
- Дорогой юноша! - сказал человек, подойдя к скамейке. Мне кажется, вас несправедливо обидели.
- А как вы догадались? - удивился Димка.
Толстяк выставил перед собой ладони.
- Не все сразу, молодой человек, не все сразу. Так кто же вас обидел? Разумеется, родители?
- Правильно!
- Я так и думал, - обрадовался толстяк. Конечно, они вас не понимают.
- Совершенно не понимают! Вот сами посудите! Я решил изобрести чудодейственное средство от всех болезней...
- О, как это замечательно!
- Ну, конечно! Я насобирал во дворе разных трав, залил их водой в кастрюле и стал кипятить...
- Так это же просто гениально! - восхитился толстяк. - С помощью вашего средства будут побеждены даже те болезни, которые еще неизвестны! Где же оно?
- Его выбросили вместе с кастрюлей.
Толстяк схватился за голову:
- Ай-ай-ай! Что вы говорите! У меня сердце разрывается от жалости!
- А у меня, думаете, не разрывалось? Родители открыли все окна, а когда дым рассеялся, увидели кастрюлю и выбросили ее в мусоропровод. Отец сказал что, имея двойку по ботанике, нечего и думать о создании какого-нибудь лекарства.
Толстяк ойкнул и присел.
- Вам? Двойку по ботанике? Не верю!
- Могу показать дневник. В тот день, когда я ее получил, меня интересовала не ботаника, а резьба по дереву. Ну, меня из класса и выгнали.
Толстяк так и задрожал от гнева.
- Но ведь это могло быть великое произведение! Переворот в искусстве!
- Запросто. А классная руководительница сказала, что если я так интересуюсь резьбой, то почему пропустил урок по труду. Там можно было резать и не на парте.
Толстяк возмущенно фыркнул:
- Но вы пропустили урок по уважительной причине!
- Правильно! - обрадовался Дима. - Я играл в войну с малышами со второй смены. Я ими руководил.
- Но это же чудесно! Представляю, какой из вас получится замечательный полководец!
- Я тоже так думаю. А учительница сказала, что прогульщикам никто бы не доверил даже одного солдата.
- Какая чепуха! - успокоил его толстяк. - В военном деле главное - талант. Я готов поклясться своим животом, что талант у вас есть.
- Мне тоже так кажется, - согласился Димка.
- Если бы мне не мешали, я бы обязательно совершил что-нибудь необычное. И давно бы прославился. Но все время некогда. То уроки надо учить, то в школе сидеть.
Толстяк сочувственно вздохнул и присел рядом с Димкой.
- О, если бы вы жили в нашем государстве! - сказал он. - Вы были бы самым почитаемым человеком.
- А вы откуда? Незнакомец оглянулся по сторонам и заговорил шепотом:
- Обещайте сохранить тайну! Я ищу короля для нашего государства. Кажется, вы нам подходите.
- Короля? - оторопел Димка. - Какого короля?
- Никаких вопросов! - мягко, но решительно сказал толстяк.- Да или нет? На размышление - ровно сутки. Завтра в это же время я буду ждать вас здесь, с готовым ответом. А пока до свидания. И поверьте мне, нет ничего приятнее, чем быть королем. До завтра, Ваше, надеюсь, Величество!
И он исчез за поворотом аллеи.

КЕМ Я ХОЧУ БЫТЬ?

На следующий день первым школьным уроком была контрольная.
- Тема сочинения - "Кем я хочу быть", - объявила учительница.
Димка сидел над чистым листом и думал, как бы так написать сочинение, чтобы все удивились. И решил написать стихами. Но стихи почему-то никак не складывались. В голову лезла сущая чепуха:
Напишу я сочиненье,
Муха села на варенье.
Причем тут муха?

Напишу я сочиненье,
Вот и все стихотворенье.
Что-то знакомое. Ах, вот оно что!

Муха села на варенье,
Вот и все стихотворенье.
Но это знает каждый школьник! А минуты все летели и летели.
- Светк! - толкнул Димка свою соседку по парте.
- Ты не торопись сдавать, я у тебя списывать буду.
- Ты тоже собираешься стать швеей? - удивилась Светка. Димка скосил глаза в ее тетрадь. Девчонка расписывала, как хочется ей работать на швейной фабрике.
- Не, не пойдет, - огорчился Димка.
- А кем ты хочешь быть? - спросила Светка. - Вот про то и пиши.
Димка задумался.
- Ну вот... человеком, который всегда может делать то, что ему нравится. Не знаю, кто бы это мог быть...
Светка наморщила лоб:
- Может, королем? Ты не им хочешь быть?
- Ты что? Кто тебе сказал?
- Света и Дима! - предупредила учительница. Светка мигом уткнулась в свою тетрадку и больше не поднимала глаз.
- Света! - опять позвал Димка, когда учительница отвернулась.
- Так откуда ты это взяла?
Но Светка сделала вид, что не слышит. И вдруг грянул звонок. "Ну и пусть! Смейтесь!" - подумал Димка и, поспешно написав в тетради: "Хочу быть королем", положил ее в общую стопку.

КАЖЕТСЯ, МНЕ ЭТО ПОДХОДИТ

Преподавательница литературы растерянно сказала директору школы:
- Вы знаете, Капустин из пятого "Б" хочет стать королем!
- То есть как королем? - удивился директор.
Учительница положила перед директором тетрадь.
- И это все сочинение? Странно, странно, - задумчиво произнес директор, и в его воображении выстроилась длинная вереница королей, императоров и царей с коронами на головах и скипетрами в руках. В самом хвосте этой величественной шеренги стоял Димка Капустин с пионерским галстуком поверх мантии.
- Ну-ка пригласите ко мне Его Величество! - сказал директор.
Через пять минут Димка, переминаясь с ноги на ногу, стоял в кабинете.
- Ты что, Капустин, серьезно хочешь быть королем?
- Я еще точно не решил, - пробормотал Димка. - Но, кажется, мне это подходит.
- Так-так, - грустно покачал головой директор. - Значит, когда я рассказывал на уроках истории, какими ничтожными личностями были многие короли, ты слушал и мечтал о троне?
- Нет, не мечтал тогда, - заверил Димка. - Я только вчера... подумал об этом... Но ведь не обязательно быть плохим, злым монархом. Я был бы хорошим, никому не мешающим королем...
- Вот что, Капустин, - вздохнул директор, - мне, историку, просто стыдно тебя слушать. Видимо, мы допустили какой-то педагогический просчет. Будь добр, пока ты еще не король и подчиняешься мне, передай своему отцу, что я давно не видел его в своем кабинете.

НУЖЕН!

Вернувшись из школы, отец устало опустился на стул:
- Радуйся, дорогая! У тебя есть надежда стать старой матерью королевой. А кем буду я - ума не приложу. По-видимому, наследным отцом.
- Что с тобой? - испуганно спросила жена.
- Со мной-то все в порядке! А вот что с Димкой?
- Что, что случилось? Отец раскрыл тетрадку и ткнул в нее пальцем.
- Наш сын написал в классном сочинении, что он мечтает стать королем. Мать прочитала и рассмеялась. Что в этом смешного? - возмутился отец. Другие дети мечтают стать космонавтами, инженерами, учеными, моряками, наконец, поварами, а наш, видите ли, монархом! Он достал из кармана платок и приложил к лицу.
- Ну-ка, где он, этот непросвещенный монарх? Димка вышел из соседней комнаты.
- Чаша моего терпения, Дима, переполнилась, - грустно сказал отец.
- В последний раз ты доставил мне радость, когда пошел первого сентября в первый класс. Если бы я знал, что это будет последняя моя радость, я повел бы тебя в школу вокруг света, чтобы продлить последние счастливые минуты. Где модель самолета, которую ты делал несколько дней назад?
- Не получилась. Я ее переделал в лодку, а потом просто в палочку.
- В палочку! Полюбуйтесь на него! Он сделал модель палочки! Если хочешь по-настоящему моделировать, запишись в кружок!
- Я уже больше не хочу.
- С чем тебя и поздравляю! Что же тебя интересует теперь?
- Я сочиняю музыку.
- Музыку! - воскликнул отец.
- Ты же не знаешь нотной грамоты!
- А я и без нот могу. Отец. возвел глаза к потолку.
- Да нельзя делать какое-то дело, не зная основ! Как ты этого не поймешь?
- Он опять достал платок и вытер со лба пот.
- Тебе уже пора подумать, кем ты станешь. Ведь такой ты никому не нужен!
- Нужен! Нужен! - сказал вдруг Димка и... хлопнул дверью.
- Дима! - крикнула мама и выбежала на лестницу. Но Димки уже и след простыл.
- Ты же знаешь, он очень впечатлительный ребенок, - укоризненно сказала мать, вернувшись.
- Придет - я на него произведу впечатление! - сурово сказал отец.
- Хватит! Добаловали!

ПРИБЫЛИ, ВАШЕ БУДУЩЕЕ ВЕЛИЧЕСТВО!

Дорога была дальняя. Толстяк то нес Димку в мешке, то сдавал в багаж, то опять нес и вез. Но вот, наконец, он сказал:
- Ваше будущее величество! Мы прибыли в королевство! Димка вылез из мешка и, с трудом разогнувшись, огляделся. Запущенное помещение со щербатым полом и ободранными стенами. В углу валялся безногий стул с источенной жучками высокой спинкой. Толстяк чопорно поклонился.
- Позвольте поздравить вас с прибытием в государство. Разрешите представиться: временно исполнявший обязанности короля визирь де ля Близир. Можно и покороче - Дляблизир. Димка протянул руку, но вдруг так и ахнул - у Дляблизира не было его живота.
- Как вы похудели от усталости! Дляблизир смущенно улыбнулся.
- Не беспокойтесь, это был накладной живот. Я надел его в командировку. Для авторитета. Итак, скоро я передам свои обязанности Вам.
- А что это за обязанности?
- Не стоит о них даже говорить, - махнул рукой Дляблизир - какие обязанности у короля? Главное - права. Например, право делать, что нравится и как нравится.
- Он хитро сощурился.
- Да, я забыл вам сказать. Мы - в стране Пустоделии. Как вы находите свой дворец?
- Так это мой дворец? - оторопел Димка.
- А сломанный стул уж не трон ли? Ваше Величество! Ведь не место красит человека, а человек место! - воскликнул визирь. Он взял Димку под руку и вывел во двор. Кособокая лачуга стояла посреди леса и была завалена по самые окна ржавым железом, тряпками, поломанными корзинами и чем-то совсем непонятным. Никакого сходства с дворцами в кино и на картинках.
- Хоть бы субботник организовали, - проворчал Димка.
- Что организовали? - не понял Дляблизир.
- Ну, это у нас так делают. Все ребята приходят, раз-раз - и порядок. Визирь развел руками: Ваше Величество, все будет в Вашей власти. А я просто стану заниматься своим любимым делом. Считать в лесу шишки. Визирь поднял с земли еловую шишку и нежно ее погладил.
- А зачем их считать?
- Как зачем? - удивился Дляблизир.
- Это научная работа. Каждый раз иной результат и страшно интересно узнать, сколько шишек на самом деле.
- И другие жители считают шишки? Визирь даже обиделся:
- Ну что вы! Для этого нужно призвание! Мой вам совет: прямо сейчас отправляйтесь в провинции и познакомьтесь с жителями. Потом вас утвердят на общем собрании и займете престол. Я бы вас проводил, но, честно говоря, страшно соскучился по своим шишкам. Сколько их сейчас, интересно? У Димки уже здорово подвело живот.
- Может сначала пообедаем? - спросил Димка.
- Обедать будете у барона. Его имение - сразу за лесом. В путь. Ваше Величество!

ПОДАРИТЕ МНЕ РИФМУ

Такой дороги Димка еще не видывал. Идти было просто невозможно. В колдобинах росли кувшинки, из рытвин торчали старые тележные колеса и дышла. Димка хотел уже вернуться обратно, как вдруг увидел перед собой поломанный шлагбаум - трухлявую, с еле проступающими полосами палку. На ней висела прогнившая табличка. Димка напряг зрение и прочитал: " За этим прекрасным шлагбаумом начинается расчудесная дорога, проходящая по территории непревзойденной провинции, управляемой несравненным ПУСТОЗВОНОМ". Наконец-то! Димка радостно перешагнул через шлагбаум и тут же по колено угодил в лужу. Выбравшись из нее, он снял ботинки, засучил брючины и двинулся дальше босиком. И вот за поворотом появился небольшой дом. В его крыше зияли огромные дыры, но зато по фасаду тянулся свеженький лозунг: "Это лучший в мире дом! А хозяин - Пустозвом!" Едва Димка успел прочитать надпись, как на крыльцо выбежал одетый в старинный камзол человек. Из его волос торчали гусиные перья, а на лице было столько счастья, словно любимая команда выиграла в футбол или бабушка приехала в гости из другого города.
- Невероятно, как приятно! - вскричал хозяин дома. Прошу на аудиенцию в мою резиденцию! На всякий случай Димка решил щегольнуть своей грамотностью:
- У вас тут орфографическая ошибка. Написано "Пустозвом".
- Ну что вы! Это совсем не ошибка! - вскричал барон.
- "Пустозвом" прекрасно рифмуется со словом "дом"! Вы знаете, чем я сейчас занят? Я перекладываю на стихи все надписи у себя во владениях! Осталась только одна - на шлагбауме. Прелестно, что вы пришли! Как раз у меня случилась небольшая творческая заминка. Будьте так любезны, подарите мне рифму к слову "Попр"! Попр? - удивился Димка. - А это что значит?
- Как, вы не слышали об ужасной шайке? - опешил барон.
- Это же неимоверные мошенники и грабители! Удивляюсь, как они еще на вас не напали.
- Но визирь де ля Близир мне не говорил ни о какой шайке, - обеспокоенно сказал Димка.
- Дляблизир? - барон презрительно фыркнул.
- Ему бы только ходить по лесу и считать бесполезные шишки. Знаете, какую эпиграмму я на него написал? "Быть не нужно крупной шишкой, чтоб считать по лесу шишки!" Игра слов! Игра! - он выхватил из головы перо и потряс им в воздухе.
- Ну, придумали рифму к слову "Попр"? Только ради бога не говорите "Топр". Боюсь, что безграмотная шайка не поймет, что это значит.
- Я тоже не догадываюсь, - признался Димка.
- Ха-ха-ха! - возликовал поэт.
- Да это "топор", подрифмованный к слову "Попр"! Сначала я придумал так: Берегись, о шайка Попр! На тебя точу я топр! Заранее с вами согласен, очень слабо. Но не лучше и другой вариант: На тебя точу топор, Шайка вредная Попор! Но откуда шайке понять, что "попор" - это она! Да, кстати, вам нравятся мои владения? Димка только собрался открыть рот, как барон его предупредил:
- Не говорите, что не нравятся, я вам все равно не поверю". Я вообще не терплю тех, кому у меня что-либо не нравится. Я им наотрез отказываю в своем гостеприимстве. Например, моему соседу князю Лицомвгрязю. Ужасный простофиля! Я готов его стереть в стиральный порошок. Чувствуете игру слов? Первый признак истинного таланта. Так вам нравятся мои владения?
- Очень! - торопливо сказал Димка.
- Замечательные, замечательные владения!
- Барон даже подпрыгнул в восторге:
- А главное, все в таком отличном порядке, все под таким присмотром! Знаете, что я придумал? Я хочу привесить табличку со стихами к каждому предмету в моей провинции. Непременно к каждому и непременно со стихами? Каково, а? Я считаю: на свете нет плохих предметов, а есть предметы плохо воспетые! Согласны?
- Да, да, - опять торопливо согласился Димка. Ему не терпелось зайти в дом, умыться и перекусить. Барон вытащил из шевелюры перо и протянул Димке.
- Позвольте преподнести вам орудие, которым созданы лучшие мои произведения. Вы мне очень нравитесь! Димка смущенно потупился, а барон продолжал:
- Ваше Величество! Идея! Перенесите свою резиденцию в мою провинцию! Она так прекрасна! Пусть Дляблизир один сидит и считает свои шишки. Мы распространим мой опыт воспевания на все государство! Я чувствую, мне уже мало одной провинции!
- Надо подумать, - пробормотал Димка.
- Тогда прошу в резиденцию! Сядем за роскошный стол и подумаем вместе за роскошным обедом! - воскликнул барон. Он схватил Димку за руку и потащил в дом. Там творилось нечто странное. Пол единственной жилой комнаты был усыпан бумажными листками, как осенний лес листьями. Только узенькая тропинка вела к столу, на котором стояли два стакана с обкусанными краями и лежала расколотая на две половинки немытая тарелка. На жаждой из половинок было по заплесневелому сухарю.
- Только я могу так ловко оформлять серви-эх-ровку! - воскликнул барон, подбегая к столу. Он схватил кувшин, стоявший на полу как раз под дырой в потолке, и стал лить в стаканы бурую жидкость. Димка взял свой стакан и недоверчиво понюхал содержимое.
- Это что?
- Лимонад, - сказал Барон.
- Каждый выпить его рад -Пустозвона лимонад! Из стакана в нос шибануло чем-то очень противным.
- Дрянь какая-то!
- То есть как это дрянь? - обиделся барон.
- Очаровательный напиток! Конечно, без стихов его пить нельзя, но если предварительно воспеть... Вы мне верите? Да, кажется, обедом здесь не пахло. А есть очень хотелось.
- По-моему, вы говорите чепуху, - вырвалось у Димки. Барон побледнел и тихо сказал:
- Ах вот оно что! - и трясущимися руками достал из стола картонную коробку. Потом высыпал ее содержимое в свой стакан. Вода стала чуть светлее. - Яд! - произнес барон дрожащим голосом. - Я берег его для мышей, но они у меня почему-то не водятся. Страшный яд! Но сейчас я его воспою и выпью! И останусь жив. Вот тогда вы убедитесь: слово куда важнее дела. Барон помешал жидкость пером и, выставив вперед ногу, продекламировал: Ну и прелесть! Ну и да! До чего вкусна вода! И поднес стакан к губам.
- Не надо, товарищ барон! Я вам верю! - В ужасе Димка кинулся к барону" пытаясь вырвать стакан из его рук.
- Нет, я докажу! Я докажу! - повторял барон, не отдавая напиток и вырываясь. Внезапно...

ТЫ КОГДА ПОЧИНИШЬ СВОЮ ДОРОГУ?

...распахнувшаяся дверь выбила у него стакан из рук. На пороге стоял человек с черным от грязи лицом. Видны были одни глаза. Они бешено вращались. Человек был одет в такой засаленный комбинезон, что грязь к нему уже и не приставала. Из карманов торчали гаечные ключи, похожие на птенцов с раскрытыми ртами.
- Ты когда починишь свою дорогу? - промолвил пришелец, медленно подступая к барону.
- Из-за тебя я провалился в грязь по самую макушку! Барон храбро шагнул навстречу грозному гостю.
- С чем вас и поздравляю, князь! - воскликнул он.
- В прошлый раз вы провалились по шею. А теперь уже с головой!
- Вы-то уж не провалитесь с головой, - отпарировал чумазый.
- У вас ее попросту нет. Только дырявый чердак, набитый стихами! Презрительно пошевелив ногою разбросанные листки, он добавил:
- На ваши вирши я даже не стал бы наклеивать обои.
- Конечно, не стали бы, - согласился барон.
- У вас не хватило бы денег и на одну мою поэтическую жемчужину! Противники еще долго обменивались колкостями, совсем не обращая внимания на своего короля. Наконец, барон вспомнил:
- Ваше Величество, вы когда-нибудь видели такое? Вот каков он - мой сосед князь Лицомвгрязь! Явился без приглашения и перебил всю посуду. Нарушил границу, а теперь хочет нарушить наш роскошный ужин! Заметьте, опять игра слов! Князь расхохотался:
- Посуду? Ужин? Уморил! Ваше Величество, я приехал за вами! Я покажу вам свою провинцию. Лучшую из лучших!
- Твоя провинция лучше? - задохнулся от возмущения барон.
- Ах... Произнося свое "Ах", барон широко раскрыл рот, и князь, изловчившись, сунул туда, как в печку, целую охапку листков со стихами. Барон остолбенел.
- Пойдемте, Ваше Величество! - сказал князь.
- Карета подана. Он взял Димку за руку и вывел на крыльцо. Там действительно стояла старинная карета, правда, без лошади. Но не успели Димка и князь забраться в нее, как карета тронулась с места. И с черепашьей скоростью покатила по дороге. Барон некоторое время плелся за каретой и кричал:
- Ваше Величество! Если вы останетесь живы, я буду голосовать за вас!

Я НЕ ЗНАЮ НИКАКОГО ВЕЛОСИПЕДА

Князь сидел рядом с Димкой, держась за странный прямоугольный руль, и на чем свет стоит поносил барона:
- Чтоб... В этот момент передние колеса кареты провалились в рытвину, и князя вместе с Димкой прижало к ветровому стеклу. - ... ему ... Тут колеса начали выбираться из ямы, и спутников откинуло к спинке сиденья. - ...пусто... В яму провалились задние колеса. Князь выпустил руль, схватился за Димку, и они вместе полетели куда-то в дальний угол. - .....было! -договорил князь, и сила инерции возвратила его с Димкой на прежнее место. Иногда ямы были на некотором расстоянии одна от другой. В такие спокойные минуты князь мог спокойно ругать барона.
- Как можно целыми днями заниматься ерундой! -возмущался он.
- Вот я не могу усидеть и секунды без настоящего, хорошего дела. -Все, что вы увидите в моих владениях, я сделал сам. Кстати, эта карета тоже моего изготовления. Вам она нравится?
- Конечно! - воскликнул Димка, потирая очередную шишку.
- Только непонятно, как она движется. Чумазое лицо князя осветилось улыбкой.
- Все гениальное - просто. Обратите внимание на мои ноги. Я нажимаю ими на педали, соединенные с зубчатым колесом. А оно связано цепью с задними колесами кареты.
- Понятно! Значит, это у вас велокарета!
- Как-как? - удивился князь.
- Вело? Почему вело? Что значит "вело"?
- Ну, она у вас движется, как велосипед.
- Ничего подобного! - возмутился князь.
- Я не знаю никакого велосипеда! Карета - мое собственное изобретение! И принцип ее движения я изобрел сам. В этот момент на дороге показалась большая колдобина. - Кроме того, - потирая лоб, продолжал князь, - карета еще и добывает мне пищу. Под нее попадают зайцы. Отменной зайчатиной попотчую я вас в своем дворце!
- Как же зайцы умудряются угодить под карету, если она еле ползет?
- В том-то и дело! - воскликнул князь.
- Увидев перед собой карету, заяц перебегает дорогу и прячется в кустах. Через полчаса он решает, что опасность миновала, и снова выскакивает на дорогу. Но в этот момент карета еще только подъезжает к зайцу, и глупый косой умирает от разрыва сердца. Мне остается подобрать беднягу и состряпать из него жаркое. Обратите внимание! Кончается ужасная дорога и начинается идеальная - моего собственного изготовления. Мы въезжаем в мои владения! Димка потрогал свой лоб:
- Мои шишки даже Дляблизиру не сосчитать. Хорошо хоть теперь будем ехать спокойно.
- Ехать? - переспросил князь.
- Отнюдь нет. Сейчас нам придется выйти из кареты и толкать ее до самого дворца.
- Почему? Князь распахнул дверцу и спрыгнул на дорогу.
- Видите ли, она предназначена для езды по плохой дороге. На хорошей сразу ломается. Но ничего, вдвоем мы ее как-нибудь дотолкаем до дворца. Димка тоже спрыгнул на землю и проворчал:
- Зачем было делать карету, которая ходит только по ухабам? Как же вы толкали ее в-ту сторону? Князь примерился плечом к задку кареты:
- Мой милый король! Хорошую дорогу я сделал только сегодня. Утром я закончил постройку дворца и отправился по плохой дороге за вами. А на прицепе вез устройство собственной конструкции, которое посыпало дорогу специальной твердеющей массой. Перед владениями Пустозвона я отцепил устройство и сбросил его под откос. Зачем оно? Моя работа переживет века! Не беспокойтесь, толкать нам придется всего один раз. Завтра мы хорошенько отоспимся, позавтракаем, и я переоборудую карету. А пока - раз-два, взяли! Князю и Димке пришлось здорово попыхтеть, прежде чем карета сдвинулась с места. Дорога была действительно гладкая, но Димка все равно чуть не валился с ног от усталости. Наконец князь радостно сообщил: Дворец перед вами! Димка с трудом распрямил спину. Такого дворца он никогда не видел. Его свежевыбеленные стены клонились в разные стороны и были перевязаны толстым канатом. Дворец напоминал большой цветок, вот-вот готовый распуститься. Только крыша да толстенный канат мешали ему это сделать.
- А канат не лопнет? - с опаской спросил Димка.
- Лопнет? Никогда! - Князь радостно потер руки.
- Обратите внимание! Канат охватывает дверной проем. Сейчас нам предстоит пережить волнующую минуту. Мы торжественно разрубим канат и вступим во дворец. А там уже накрыт стол. Минутку терпения. Сейчас я только смою с лица грязь и принесу топор. При упоминании "о накрытом столе Димка приободрился.
- Может быть, сначала поедим? - предложил он.
- А уж потом откроем дворец. Вдруг он развалится, и мы останемся голодными. Князь с осуждением посмотрел на него:
- Ну что вы. Ваше Величество! Об этом не стоит и беспокоиться. Вот вчера стены могли развалиться. Но сейчас они уже привыкли одна к, другой, притерлись. Их даже силком не растащишь. Ах, жаль, не захватили баронишки! Умер бы от зависти! Князь пофыркал перед прибитым к дереву умывальником, наскоро вытерся полотенцем и взял в руки топор.
- Ваше Величество, - сказал он, - я приступаю. И рубанул топором по канату.

ЭТО ОНА ВО ВСЕМ ВИНОВАТА!

Послышался страшный скрип, скрежет и треск. Димка сначала присел от страха, а опомнившись, кинулся бежать. Рядом с ним во всю прыть несся князь. Раздался ужасающий грохот, и все скрылось в густой туче пыли. Когда она разошлась, вместо дворца высилась груда обломков. Князь, опять грязный с головы до пят, молча смотрел на руины. Потом присел на кусок стены и удрученно сказал:
- Ну вот, опять не повезло. Трудишься, трудишься, и все насмарку. Пошел дождь, и по лицу князя, как слезы, поползли ручейки. Но князь не обращал внимания на дождь. Он только нахохлился и втянул голову в плечи. Димка взял князя за руку и повел к сараю. Князь послушно плелся, понурив голову. Хозяин и гость легли на солому. По крыше стучал дождь. Вот меня называют Лицомвгрязь, - пожаловался князь.
- Но разве я виноват, что так получается? Я ведь хотел как лучше. И комнаты для гостей предусмотрел, и библиотеку собрал... Почему он развалился? Площадка ровная, материал хороший. Может, надо было сначала нарисовать дом на бумаге, а потом уже строить? Димка вытаращил глаза:
- Как, вы построили дом без чертежей? Без чего? - удивился князь. Чертежей? А что это такое? От возмущения Димка с трудом находил слова:
- Вы не знаете, что такое чертеж, а беретесь строить? Да каждый школьник знает: здание невозможно построить без чертежей!
- А откуда они это знают? - уныло полюбопытствовал князь.
- Как откуда? Да хотя бы из книг.
- Но когда мне читать книги? Если я буду читать, то некогда будет строить. Димка начинал уже злиться на князя:
- Так строить, все равно что ничего не делать! Князь укоризненно покачал головой:
- Ну зачем так. Я ведь не какой-нибудь Пустозвон. Я хоть и князь, но на руках у меня мозоли. Он показал свои ладони: они были и вправду широкими и мозолистыми.
- Я хотел застроить такими дворцами все государство. Димка поднялся с соломы.
- Дождь кончился, - сказал он.
- Проводите меня до дороги. Они вышли из сарая, молча миновали руины дворца и подошли к дороге. После дождя ее было не узнать: вся в выбоинах и колдобинах - точь-в-точь как у Пустозвона.
- Подвезите меня, - попросил Димка.
- По ямам ваша карета ходит.
- Ничего не выйдет! - сказал князь.
- Дорога отсюда делает поворот. А карета может ходить только по прямой. Заворачивать она не умеет.
- Но разве этот... прямоугольник... это был не руль?
- Руль? -переспросил князь.
- В первый раз слышу такое слово. Это была просто ручка, чтобы держаться.
- Так зачем же вы сделали дорогу с поворотом, если ваша карета идет только по прямой? - спросил Димка, чуть не плача.
- Так уж вышло, - пожал плечами князь.
- Сооружал искусственный пруд, но он не получился. Осталась большая воронка. Пришлось ее огибать. Выбора у Димки не оставалось.
- Ладно, пойду пешком. Жаль только, библиотека ваша погибла. У моего отца пропала как-то хорошая книга, так он целый месяц переживал. Князь вдруг густо покраснел и быстро-быстро заговорил:
- Я вам открою тайну. Я не умею читать! Я хотел научиться, но шайка Попр похитила мой букварь. Она виновата во всем! Шайка! Он резко повернулся и, сгорбясь, зашагал к своему сараю.

НЕ ВЗДУМАЙТЕ СОПРОТИВЛЯТЬСЯ!

Димка еле держался на ногах от усталости и голода. Свернуть бы в лес, хоть полчасика полежать во мху, пощипать голубику или чернику. Но едва он вошел в небольшую рощицу, раздался окрик:
- Ни ш мешта! Руки вверх! Буду штрёлять беж предупреждения! Димка вскинул руки и попятился. В этот же миг на полянку выбежал маленький человечек со сморщенным свирепым лицом, В каждой руке он держал по старинному пистолету. На его поясе моталась огромная кривая сабля. Тут же висели две гранаты-лимонки, одна граната с ручкой, кинжал, самопал, колчан со стрелами и рогатка. На шее болтались автомат и бинокль, а грудь была несколько раз крест-накрест переполосована пулеметными лентами.
- Пропушк! - закричал человечек.
- Немедленно предъявите пропушк! Только не вждумайте опушкать руки! Беж предупреждения жаброщаю гранатами!
- Как же предъявить пропуск, не опуская рук? - растерялся Димка. Человечек задумчиво почесал лоб пистолетом.
- Дейштвительно, - пробормотал он.
- Вожникла непредвиденная трудношть. Он взял оба пистолета в одну руку, второй рукой вынул из кармана искусственную челюсть и ловко вставил в рот. - Не вздумайте сопротивляться - я вооружен до зубов.
- Да я и ,не собираюсь!
- Правда, не собираетесь? - недоверчиво спросил человечек и наморщил лоб.
- Э-э... я позабыл, о чем мы с вами сейчас говорили?
- Вы потребовали пропуск, а я сказал, что с поднятыми руками его не предъявить.
- Да-да, я все помню! - радостно воскликнул человечек.
- Это ваша военная хитрость! Я ее раскусил! Я полезу к вам в карман за пропуском, потеряю на некоторое время бдительность, и тут вы примените против меня какой-нибудь коварный прием. Так?
- Да совсем нет!
- Меня не обманете! Ваш маневр обречен на провал! Сейчас я что-нибудь придумаю. Постойте здесь минуточку, я удаляюсь на военный совет. Но не вздумайте шевелиться - вы окружены!
- Не надо уходить на совет, дедушка! - взмолился Димка.
- Все равно пропуска у меня нет. Человечек так вздрогнул, что гранаты на его поясе стукнулись одна об другую.
- Как вы сказали? Дедушка? Да вы знаете с кем имеете дело?
- Вероятно, вы из этой... как ее... шайки Попр, - предположил Димка.Человечек выпучил глаза, потом стащил с головы каску и отер ладонью потную лысину, круглую как и каска, но розовую. Опустившись на пенек, он бросил под ноги пистолеты и устало сказал:
- Ну вот. День и ночь стоишь на страже государства, а тебя принимают за разбойника. Он обиженно пошмыгал носом, повздыхал, потом, несколько успокоившись, спросил: - Чего, вы сказали, у вас нет?
- Пропуска.
- Ах, нет пропуска! - вскричал человечек, вскакивая. - Тогда скажите пароль! И опять наставил пистолеты на Димку.
- Да не знаю я никакого пароля! Человечек снова швырнул пистолеты на землю и развел руками.
- Ну, это уже ни в какие ворота не лезет, молодой человек! Вступаете в мои владения и не знаете пароля! Я, правда, и сам его забыл, но мне простительно - возраст как-никак. А вы совсем еще молодой! Я так надеялся, что вы мне напомните пароль!
- Я же не виноват! Мне никто его не сообщал! - стал оправдываться Димка.
- Я только первый день в государстве - меня позвали сюда королем. Услышав это, человечек выпятил грудь, вытянуши руки по швам и щелкнул каблуками.
- Здравия желаю. Ваше Будущее Величество!! Честь имею представиться! Владетель провинции граф Пиф-Паф, он же верховный главнокомандующий провинциальными вооруженными силами, а также по совместительству начальник штаба, командир разведки, главный интендант, старший капельдинер и прочая, прочая, прочая! В этот момент на вершине соседней сосны раздался негромкий треск.

ЗА НАМИ СЛЕДЯТ!

Лицо графа исказилось жуткой гримасой. Он боднул Димку головой в грудь, и Димка рухнул в какую-то глубокую яму. Граф свалился прямо на него и сдавленно зашептал в ухо: Не шевелитесь. Ваше Величество! За нами следят! Это она, шайка Попр! Прикажете бросить гранату или открыть беглый пулеметный огонь?
- Осторожнее, граф! - шипел Димка, пытаясь выбраться из-под Пиф-Пафа.
- Это, кажется, просто белка или птица! Надо сначала выглянуть и проверить!
- Невозможно! - с гордостью ответил граф.
- Укрытие рыл я. Оно такое глубокое, что выбраться из него нельзя. Димка задрал голову вверх. Видны были только макушки деревьев.
- Как же теперь быть? Здесь и останемся?
- Не беспокойтесь, - снисходительно улыбнулся Пиф-Паф.
- Я ведь среди прочая-прочая еще и главный инженер. Отсюда есть подземный ход прямо в блиндаж. Граф потыкал саблей, и в стенке открылся лаз. Сначала Пиф-Паф просунул в дыру голову, потом протиснулся целиком. Димка последовал за ним. Ход был таким низким, что пробираться можно было только ползком. Пиф-Паф полз довольно ловко, Димка еле поспевал за ним, то и дело обо что-нибудь стукаясь головой. Конца подземному ходу все не было. Но вот впереди замаячил долгожданный свет. Блиндажом называлась маленькая, сумрачная землянка. В углу чуть теплилась закопченная керосиновая лампа. Кроме нее здесь был еще сколоченный из необструганных досок стол, чурбак вместо стула, а на полу валялась потертая дерюжка.Граф по-хозяйски огляделся и предупредил:
- Не раздевайтесь, Ваше Величество, здесь прохладно. Димка поежился:
- А печки нет?
- Вот еще не хватало, - укоризненно ответил граф.
- Тепло размягчает тело и притупляет! бдительность. А я не имею права ее притуплять. Шайка только того и ждет. Димка несколько раз присел как на уроке физкультуры, и, чуточку согревшись, спросил:
- Так, если бы не вы, эта шайка захватила бы все государство?
- Совершенно верно! - подтвердил граф.
- Я день и ночь начеку. Вы думаете, мае это легко? Сколько раз я говорил себе: плюнь на все, граф! Что тебе, больше других надо? Никто тебя не ценит, не присваивает чинов, не дает орденов. Но тут же я отвечал себе: долг превыше всего! Вот прибудет новый король, и жизнь пойдет иначе!
- Как иначе-то? Граф покопался в темном углу, достал помятую фляжку, две больших алюминиевых кружки и краюху хлеба.
- Сейчас и потолкуем. Ваше Величество, за нашим скромным солдатским ужином. Должен вам , сказать, шайка Попр боится меня из-эа моего... Он насторожился, потом приставил губы к Димкиному уху и закончил:
- ...из-за моего секретного оружия. Граф откинулся назад, чтобы полюбоваться какое впечатление произведет на Димку его сообщение, и продолжал:
- Все пистолеты и пулеметы - мелочь по сравнению с этим оружием. Оно здесь неподалеку, в сарае. Но я вам не могу его показать, пока вы не введете новый порядок в государстве. Какой порядок? - Димка с удовольствием прихлебывал воду и жевал черствый хлеб.
- Надо военизировать все провинции! - с уверенностью заявил граф.
- Всех поставить под оружие! Я не могу один нести бремя военных трудностей. Пусть мое дело станет общим, тогда и секретное оружие станет общим. Шайка будет окружена и наголову разбита. Под моим, разумеется, командованием. А для начала нужно ввести мои войска во все провинции.
- Ну так давайте введем, - согласился Димка.
- Где тут они у вас? Пиф-Паф сразу сник.
- Чего нет, того нет, - огорченно сказал он.
- Как нет? - удивился Димка.
- Так кого же вводить?
- Пока никого. Но все равно стратегически моя идея верна. Вам следует над ней подумать. После ужина Димке не хотелось ни о чем думать, и он сладко потянулся.
- А можно я подумаю лежа? - спросил он.
- Моя солдатская постель в вашем распоряжении, - граф показал на дерюжку.
- Не беспокойтесь, вы меня не стесните. Ночью мне некогда спать. Я несу службу вокруг склада секретного оружия. Спокойной ночи! Граф щелкнул каблуками и строевым шагом вышел из блиндажа, а Димка лег на дерюжку и мигом уснул.

ЗАМИНИРОВАНО!

Вскоре он очнулся. Холод пронизывал до костей. Возле керосиновой лампы грелась мышь и, потирая лапки, с беспокойством смотрела на Димку. Димка поднялся, присел несколько раз, помахал руками, попрыгал. Но и это не помогало. Надо было побегать вокруг землянки. Он вышел на улицу. Ночь была безлунной - сплошная темень. Димка сразу обо что-то споткнулся и чуть не упал. Как раз из-за тучи выскользнула луна и осветила вбитую в землю палку с табличкой "Заминировано". Димка отшатнулся от страшной таблички и... налетел на другую. "Заминировано"
- было написано и на ней. Такие же таблички были справа, слева. Ноги у Димки задрожали. Сделаешь неловкий шаг и... Теперь Димке стало жарко. Он уже хотел позвать на выручку графа, но тут... увидел большой след ноги. Дальше - другой след. И еще. Значит, в минном поле есть проход. Ступая по следам, Димка вышел из минного поля. Он оказался неподалеку от приземистого строения. Но что это? Прислонившись к бревенчатой стене и обнимая руками штык, мирно похрапывал граф. Обойдя спящего, Димка очутился перед дверьми склада. На дверях висел массивный ржавый замок. Димка толкнул на всякий случай дверь. Она открылась - замок держался на одной скобе. В сарае было пусто.
- Щтой! Кто? Штреляю беж предупреждения! - раздался вдруг окрик. Вбежал граф с фонарем в руке.
- Ваше Велишештво? - оторопел он.
- Я ведь вам говорил, что шуда нельжа!
- Почему? - удивился Димка.
- Здесь же пусто. Граф достал из кармана вынутую на ночь челюсть. Руки его дрожали, он никак не мог вставить челюсть на место. Наконец, это ему удалось.
- Вот и нельзя, раз пусто, - чуть не плача сказал граф.
- Никто не знает, что у меня нет секретного оружия. В этом-то и его секрет! Теперь меня никто не будет бояться! Граф зашмыгал носом, и Димке его стало жалко.
- Честное слово, я никому не скажу! - пообещал он. Граф задышал реже, успокаиваясь.
- Если никому не скажете, я подарю вам рогатку и буду голосовать за вас.
- Его лицо вдруг снова стало свирепым.
- Мы вдвоем захватим все государство! Давайте прямо сейчас разработаем план!
- Нет-нет! - испугался Димка.
- Мне надо идти дальше! Только тут у вас кругом минное поле. Я не подорвусь?
- Какие там мины! - махнул рукой Пиф-Паф.
- Мне даже патронов негде взять. Только пусть это будет между нами. Ваше Величество!

ОСЕВЕШРОННЕВОНР

К сосне была приколочена фанерная стрелка с надписью: "Резиденция виконта Переделадье - 2 км". Димка пошел, куда велела стрелка, но вскоре наткнулся на другую, направленную в обратную сторону. А надпись была все та же: "Резиденция виконта Переделадье - 2 км". Опять возвращаться! Нет, это уж слишком! Димка присел на пенек, передохнул и пошел куда глаза глядят, не обращая внимания на стрелки. Лес был сосновый, но скоро стали попадаться березы. Но какие это были странные березы! Ствол - белый, березовый, а вместо листьев - сосновые иголки. Димка пригляделся и все понял: кто-то покрасил стволы сосен белой краской. Стволы красились именно под березу - с поперечными черными полосами. Пройдя по необыкновенному лесу дальше, Димка набрел на человека с ведром. Весело посвистывая, он орудовал кистью. Да, столь своеобразно одетых людей встретишь только на цирковой арене. На незнакомце была многоцветная кофта. Один рукав - желтого цвета, второй
- красного, спина - в синюю полоску, а грудь - в зеленый горошек. Сначала показалось, что незнакомец перемазался краской. Но нет, просто кофта сшита из разноцветных лоскутков. Почему-то воротник кофты был пришит на спину вместо хлястика, а хлястик болтался на шее, как галстук. Пуговицы сидели на кофте в совершенно неожиданных местах - на плечах, лацканах и даже под мышками. Если к этому добавить, что на незнакомце были необычные штаны - одна штанина длинная и расклешенная, а вторая гораздо выше колен, - то можно представить удивление Димки. А ведь он не знал еще, что ботинки у незнакомца зашнуровывались на подошвах, а вязаная шапочка надета помпоном внутрь! Вот какой человек бойко махал кистью, прямо на глазах превращая ствол сосны в березовый.
- Скажите, пожалуйста, - обратился Димка к увлеченно работающему человеку, - не вы ли случайно будете виконт Переделадье? - Осевешронневонр, - ответил он.

КОЕ-ЧТО В ВАС Я БЫ ПЕРЕДЕЛАЛ

- Что вы сказали? - переспросил Димка.
- Осевешронневонр, - повторил человечек.
- Извините, я не понимаю. Человек положил кисть в ведро.
- Ну, конечно, не понимаете! - с готовностью согласился он.
- Мой новый язык еще только в стадии разработки. Поэтому я и сам его не всегда понимаю. Так что пока я буду говорить с вами на обычном языке.
- Вы что, придумали новый язык? - уважительно спросил Димка. Попробуй- ка изучить иностранный язык! Вечером вызубришь несколько английских слов, а к доске вызовут - как к не учил. А новый придумать!
- Нет-нет, помилуйте,- степенно ответил человек, - .я ничего никогда не придумываю. Я только переделываю. Поверьте мне - это самая важная и самая интересная на свете работа.
- Так вы и есть виконт Переделадье! - ? догадался Димка.
- Я ищу вашу резиденцию не знаю сколько. Наверное" шайка Попр повернула стрелки, чтобы меня запутать! Виконт горделиво вскинул подбородок: - Я терпеть не могу шайку Попр, но тут она ни при чем. Просто я несколько раз менял место своей резиденции. Я ведь не такой, как мои соседи, - я все время тружусь. - Князь Лицомвгрязь тоже все время трудится, - напомнил Димка. Виконт состроил презрительную мину:
- Ну вот, нашли тоже труженика - этого неуча князя. Вы знаете, он на днях ухитрился построить дом без чертежей, расчетов и без фундамента. Конечно, дом рухнул, и в обломках погиб наш новый король Димитрий Первый. Димка весело рассмеялся:
- Во переделали историю! Я и есть тот самый король. Только еще не утвержденный. Виконт вытер руки о кофту и радостно обнял Димку.
- Что вы говорите! Какая блестящая карьера! Такой молодой - и уже король! Отойдя на несколько шагов, он полюбовался на Димку:
- Честно вам скажу. Ваше Величество, кое-что в вас я бы переделал. Неплохо бы ваше левое ухо поставить на место правого, а правое - на место левого.

А ЭТО КОМУ-НИБУДЬ ВЫГОДНО?

А зачем? - удивился Димка.
- Но почему не попробовать? - сказал виконт.
- Вдруг окажется лучше? А если нет - переставлю обратно. Кстати, у меня есть отличный скальпель, сделанный из кухонного ножа.
- Нет-нет!- испугался Димка. - Пусть уши остаются на своих местах!
- Ну что ж, как хотите, - нисколько не огорчился виконт. - У меня дело всегда найдется. Обождите минутку - сейчас я закончу перекрашивать сосны и покажу вам свою резиденцию. Уж она-то не развалится! Димку все мучил вопрос - зачем перекрашивать сосны в березы. И, улучив минутку, он спросил об этом Переделадье. Виконт приосанился.
- Осевещронн оняав иедя! - сказал он.
- Что-что? - Извините, когда я увлекаюсь, то перехожу на свой недоработанный язык. Я говорю, что это совершенно новая идея. Я выкрашу сосны под березы. Не разобравшись, в чем дело, под соснами появятся подберезовики. Ну, а где подберезовики, там, разумеется, и березы. И вместо соснового леса у меня будет замечательный березняк, который со временем можно превратить в изумительный ельник!
- Вы думаете, получится? - засомневался Димка.
- Возможно, что и нет, - спокойно ответил виконт.
- Тогда я займусь чем-нибудь другим. Работы кругом - непочатый край. Я уже очень много переделал и переделаю еще больше. Сейчас докрашу последнюю сосну и по дороге к дому покажу вам плоды своих трудов. Виконт мастерски разрисовал под березу последнее дерево и с удовольствием посмотрел на законченную работу. Егинльаон! - Что вы сказали? Виконт виновато приложил руки к груди:
- Ох, простите меня, опять простите! Снова я перешел на свой язык! Извините, что я вас не обучаю ему! Мне он самому уже перестает нравиться. Новшество вот в чем: гласные меняются местами с согласными. Но теперь, мне кажется, пришла пора снова поменять их местами. То есть вернуть языку прежний вид. А потом подумать, что бы с ним можно сделать еще. Виконт взял ведро с краской, Димка- кисть, и они пошли по лесу.
- Вы знаете, как это приятно, когда все вокруг переделано твоими руками! - дорогой говорил виконт.
- Раньше на месте этого леса было озеро. Я осушил его и посадил рощу. Но вы думаете, я остался без озера? Ничего подобного! Я затопил соседнюю дубраву, и получилось озеро. Сейчас я разрабатываю план, как новое озеро спустить в новую рощу, осушив тем самым старый затопленный лес и восстановив озеро. Как вы находите мой замысел?
- Очень необычный! - еле выговорил от удивления Димка.
- А это кому-нибудь выгодно?

СЕЙЧАС ВЫ ОТВЕДАЕТЕ МОЕГО СУПА .

- Какое пошлое слово - выгода! - поморщился виконт.
- Своеобразие и разнообразие - вот мой девиз! Все в жизни приедается! А переделаешь - и как будто в новой обстановке! Потом переделанное тоже приедается. Тогда переделываешь обратно и опять словно в новой среде. Поэтому я не знаю, что такое скука, дорогой король! Так выходит, вы переделываете просто от скуки? Без цели?
- Что? Как вы сказали? - скривился виконт.
- Цель? Еще более ужасное слово! В моем новом языке его тоже нет. Иметь цель - это значит упорно идти в одну сторону. Какая тоска! Нет, я предпочитаю идти сначала туда, потом сюда, потом опять туда, потом обратно. Но, если хотите, я вас сейчас познакомлю с одним маэстро - он как раз гостит в моей резиденции. У него есть так называемая цель. Кстати, он принес мне на переделку свои музыкальные инструменты - слава обо мне гремит. Когда я уходил в лес, маэстро еще спал. После концертов он отсыпается сутками, так что я успел за это "время переделать один этаж дома. Резиденция виконта была еще причудливее, чем дворец князя. Два нижних этажа были сложены из камней, третий этаж оказался железным, с маленькими круглыми окошками, и напоминал борт корабля. Четвертый этаж - из стекла и алюминия. Пятый украшала лепка в старинном стиле. И всё вместе венчала островерхая готическая башня. - Маэстро еще спит, - сказал виконт, прислушиваясь.
- Не будем ему мешать. Он милейший человек, когда спит. Пожалуйте прямо в столовую. Виконт любезно распахнул двери, пропуская Димку в комнату. Это было очень своеобразное помещение. Стены - такие же пестрые, как и кофта виконта, а по ним - от пола до потолка - нарисованы необыкновенные существа: кошки с коровьими головами, лошади с поросячьими хвостиками, верблюды с шеями жирафов. Дощатый потолок покрыт коричневой краской, зато пол оштукатурен и побелен. Штукатурка под ногами хрустела и продавливалась. Стены - глухие, но на полу - застекленное окно. В него видна печь, сложенная, как это ни удивительно, в подвале.
- Обратите внимание на оригинальный стол, - сказал виконт, - я смастерил его из стульев. Берете стулья, сколачиваете их вместе, отпиливаете у них спинки, лишние ножки - и получается стол. Спинки и ножки приколачиваете к другому, предварительно распиленному на части столу, и вот вам отличные стулья. Виконт поставил на стол два прибора и продолжал: - Полюбуйтесь на эту ложку - она из вилки. Вилка опускается в жбан с расплавленным оловом - и ложка готова. Вилка, наоборот, делается из ложки. С помощью напильников. При желании можно снова переделать вилку в ложку, а ложку в вилку. А сейчас вы отведаете моего супа. Сначала это был по замыслу чай, но потом я добавил в него крупы, и получилась каша. Затем я залил кашу водой, положил картошки и специй, и вот перед вами редкое по вкусу блюдо под названием СУПЧИК, то есть суп, чай и каша. Однако Димке не удалось отведать супчику. Только они с виконтом успели сесть за стол, как откуда-то сверху стали раздаваться пронзительные крики и вопли.

НЕ ВОЛНУЙТЕСЬ, У МЕНЯ ВСЕ ПРЕДУСМОТРЕНО

- Караул! Гибну! Горю! Спасите! Из окошек пятого этажа клубами повалил дым. То из одного круглого окошка, то из другого высовывалась всклокоченная голова и кричала:
- Караул! Пожар! Виконт, запрокинув голову, крикнул: ,
- Без паники, маэстро! Это не пожар! Просто в вашу комнату попадает дым от моей печи!? Я переделываю дымоход!
- Я рад, виконт, что это не пожар! - закричал маэстро сверху.
- Но ваш дым мне тоже не по вкусу! Как мне отсюда спуститься? Куда девалась дверь в моей комнате? Я никак ее не найду! Не тратьте время на поиски! - ответил виконт.
- Пока вы спали, я перепланировал дом. Теперь лестница будет выходить прямо из окон. Но я еще не успел ее сделать. Откуда мне было знать, что вы так быстро проснетесь! У вас бессонница, маэстро? Или творческие муки?
- Не творческие, а самые настоящие! - взвизгнул маэстро.
- Доставайте меня отсюда!
- Не волнуйтесь, - успокоил виконт.
- У меня асе предусмотрено. На этот случай я сделал аварийную лестницу из бамбуковых удочек.
- Так скорее приставляйте ее! - крикнул теперь Димка.
- Человек же задыхается! Виконт и Димка поднесли к дому самодельную лестницу и приставили ее к окну.
- Вы что, хотите меня погубить? - возмутился маэстро.
- Лестница тут же сломается, и я полечу вниз! Виконт искренне обиделся:
- Как? Вы сомневаетесь в надежности моей работы? Сейчас я взберусь по этой лестнице к вам. А потом мы вместе спустимся- она выдержит даже двоих. Виконт стал медленно подниматься вверх. - Придерживайте лестницу! - крикнул он Димке. Но Димка не слушался. Он торопливо карабкался за виконтом. Вслед за ним он влез в окно, но при этом неосторожно толкнул ногой лестницу, и...

ПРЫГАЙТЕ ВЫ, МАЭСТРО!

Маэстро - взлохмаченный человек во фраке - бегал по задымленной комнате. Услышав стук Упавшей лестницы, он закричал, размахивая руками, - и от возмущения, и чтобы отогнать дым: Трагедия! Теперь мы погибли! Димка виновато опустил голову. Дым ел глаза, щекотал горло. Дышать было очень трудно. - Но лестница была все же прочная, - заметил виконт.
- Какая теперь разница! - взвыл маэстро. Дышать становилось все труднее. Виконт закашлялся и сказал:
- Под кроватью есть три парашюта.
- Так в чем же дело! - Маэстро подскочил.
- Что же вы молчите? Надо прыгать, пока мы не угорели! Виконт вздохнул.
- Понимаете, у одного из них я отрезал кусок купола, чтобы переделать свою кофту... - Пусть он будет вам! - торопливо вставил маэстро.
- Но я не помню, от какого именно, - сказал виконт и вытащил из-под кровати три одинаковых сумки. - Проверить нельзя - здесь мало места.
- Значит, мы втроем спрыгнем, и кто-то из нас погибнет? - испуганно спросил маэстро.
- Почему? - воскликнул Димка.
- Спрыгнет кто-нибудь один и поставит другим лестницу.
- Прыгайте вы, маэстро, - предложил Виконт, - вы надышались больше всех. Маэстро попятился:
- Но почему я? А вдруг мой парашют окажется с дырой? Кто вам в этом случае поставит лестницу?
- А тогда она нам и не будет нужна, - пояснил виконт.
- Это будет значить, что наши парашюты целые, и мы спокойно спрыгнем.
- Значит, первый рискует, а другие нет? - воскликнул маэстро.
- Но почему я должен быть первым? Достаточно, что я первый в стране музыкант! Хозяин дома, как командир корабля, покидает его последним, - скромно сказал виконт.
- А кто уронил лестницу? - тихо спросил маэстро. Димке ничего не оставалось делать, как сказать:
- Первым спрыгну я. Маэстро даже всхлипнул от радости:
- Вы - настоящий герой! Виконт положил перед Димкой три сумки.
- Выбирайте любую, - сказал он грустно. Димка надел сумку и, зажмурив глаза, вывалился из окошка. Парашют не раскрылся.

Я ВАС СПРАШИВАЮ, ЧТО ЭТО?

Димка всё быстрее падал. "Конец!" - только и успел подумать он. И вдруг его подбросило вверх. Надо же так. Как раз под окошком оказался диван.
- Я жив! - закричал Димка и быстро приставил лестницу. Маэстро и виконт спустились на землю.
- Странно, - сказал виконт, разглядывая диван.
- Он ведь стоял у меня в комнате. Или я его вынес для переделки? Потом он повернулся к гостям:
- А теперь попрошу ко мне на супчик.
- Сами вы супчик! - воскликнул маэстро.
- Спасибо вам и за то, что вы сделали для меня! Отдавайте мои инструменты, и я пошел домой.
- Пожалуйста, - сказал виконт, - они вас давно ждут. Неподалеку стоял огромный барабан, а на нем лежала маленькая скрипка. Маэстро отложил скрипку в сторону и ударил по барабану колотушкой. Послышалось певучее скрипичное "ля". - Что это? - удивился маэстро. Он провел смычком по струнам, и раздался густой барабанный гул.
- Я вас спрашиваю, что это? - с болезненной гримасой вскричал маэстро,
- Вам не нравится? - простодушно спросил виконт.
- Я переделал скрипку в барабан, а барабан в скрипку. Маэстро воздел руки к небесам:
- Кощунство! Виконт, вы опаснее всей шайки Попр. Виконт побагровел: - Что? С кем вы меня сравнили? Ну, это уж слишком! Не потерплю! Прошу немедленно покинуть мои владения! Маэстро театрально раскланялся: - С удовольствием, виконт! Но учтите, я хотел посвятить вам свой новый опус. Теперь я этого не сделаю.
- И очень хорошо. Посвящайте свои опусы самому себе.
- А вы переливайте себе из пустого в порожнее, - отпарировал маэстро, после чего взвалил на свои плечи барабан, взял в руки скрипку и отправился прочь.

Я ТЕБЯ ПОЗНАКОМЛЮ С МОЕЙ ШКОЛОЙ

- Маэстро! Возьмите меня с собой! - крикнул Димка. Музыкант остановился, с кряхтеньем опустил на землю барабан-скрипку, осторожно положил на нее скрипку-барабан. Потом, по наполеоновски скрестив рука, спросил:
- А ты знаешь, что имеешь дело с самым выдающимся музыкальным теоретиком и практиком всех времен? Его взгляд, скользнув по Димке, устремился вдаль. Можно было принять .маэстро за памятник, если бы не развевались, на ветру фалды фрака и волосы.
- А вы имеете дело со своим будущим королем, - представился Димка. Это нисколько не взволновало маэстро. Он только пожал плечами:
- С королем так с королем. Не имеет значения. Для музыканта безразлично - король ты или нищий. Музыка сама по себе королева.
- Хотите, я понесу вашу скрипку? - предложил Димка, Маэстро решительно замотал головой:
- Ни в коем случае!
- Вы мне не доверяете? - Скрипка - очень хрупкий инструмент, - ответил маэстро. - Я понесу ее сам. А ты понесешь барабан. Димка забеспокоился:
- Но мне, наверное, будет тяжело!
- Ничего, ради искусства можно и потерпеть, - заявил маэстро и решительно навьючил на Димку инструмент. Димка пошатнулся, но устоял.
- Ладно, уговорил, - снисходительно сказал маэстро.
- Если тебе нравится нести скрипку, бери скрипку тоже. Он положил поверх барабана скрипку. Скрючившись в три погибели, Димка двинулся вперед. Когда прошли метров двести - они показались Димке десятью километрами, - маэстро вдруг остановился и принялся хохотать. Сначала он хохотал стоя, похлопывая себя по бокам и запрокидывая голову. Затем в изнеможении повалился на землю и, придерживая себя за живот, задрыгал ногами.
- Ну и облапошил я Переделадье! Вот так номер! Ой, не могу! Держите меня! - задыхался от смеха маэстро.
- Разве вы его облапошили? Он, по-моему, вас облапошил. Не починил инструменты, а сделал из них непонятно что! - Да мне так и нужно было! Ой, не выдержу! - Маэстро стал кататься по земле от смеха.
- Я же возмущался для виду, чтобы не платить виконту! Ой, умираю! Ой, умираю!
- Выходит, вы поступили просто нечестно! Маэстро перестал смеяться и, поднявшись, с осуждением посмотрел на Димку.
- Ты неточно выражаешься. А точность, как известно, вежливость королей. Значит, ты еще и невежлив. Но я тебя прощаю. Ты, видимо, просто не дорос до понимания, что цель оправдывает средства.
- Это не всегда так. Нам в школе объясняли, - возразил Димка.
- Фи, школа! - пожал плечами маэстро.
- Я тебя скоро познакомлю с моей школой. Школой игры. Вот уж действительно школа! Но сперва я прочитаю тебе небольшую вступительную лекцию. Шире шаг, мой мальчик!

ЗА ЧТО ЖЕ ТЫ ЛЮБИШЬ МУЗЫКУ?

Размахивая руками, словно дирижируя, маэстро увлеченно продолжал. Если бы ты знал, мальчик, как мне приходится трудно. У одного меня в этой стране есть действительно важная цель.
- А какая у вас цель? - с трудом выговорил Димка. Маэстро остановился:
- Положи на землю барабан. То, что я сейчас скажу, надо слушать, отрешась от всего. Димка с радостью опустил барабан на землю.
- Любишь ли ты, мой мальчик, музыку?
- Конечно. Ее все любят.
- Отлично. И за что же ты ее любишь?
- Ну, просто иногда бывает приятно послушать что-нибудь такое хорошее.
- Понятно, - кивнул маэстро.
- То есть ты любишь в музыке мелодию и ритм.
- Может быть. - Так вот и мелодия, и ритм, какие бы чувства в них ни были заложены, - пу-стя-ки! Это говорю тебе я - лучший в мире музыкант, композитор и дирижер. Вся музыка, которая была до меня, - тьфу! Все так называемые великие композиторы не сравнятся со мной. А почему? А потому, что под их музыку можно смеяться или плакать, радоваться или грустить, любить или ненавидеть, негодовать или быть счастливым. А под мою музыку можно одновременно и смеяться, и плакать, и ненавидеть, и быть счастливым. Здорово, да?
- А разве это возможно? - не поверил Димка.
- Для меня невозможного нет! - заверил маэстро.
- Я создал величайший шедевр - музыкальную симфоуниверсанту. Под нее можно, смеясь, плакать на похоронах, заламывая от горя руки с радостным визгом. Одним словом, музыка на все случаи жизни. Тебе страшно повезло, мой мальчик, - сегодняшнее исполнение симфы я посвящу тебе.
- Большое спасибо. А соседи тоже приглашены на ваш концерт?
- Да они же варвары! - вскричал маэстро.
- Что они понимают в музыке! Ты не поверишь, но они меня не ценят! К счастью, я из этого извлекаю пользу для своего искусства. Я продаю им билеты. Каждый, купивший билет, может не слушать мою музыку. Димка уставился на маэстро:
- Как так?
- Да очень просто! К билету прилагаются одноразовые затычки для ушей. Ведь моя музыка слышна по всей Пустоделии! Ну а доходы от продажи билетов идут на приобретение новых инструментов взамен сломанных и похищенных шайкой Попр.
- Опять шайка! - вздохнул Димка.
- Никому нет от нее покоя!
- Да, - согласился маэстро, - ужасное скопище злодеев. Сколько моих творений похищено! Если бы не происки шайки, я стал бы уже известен всему миру...
- Он приложил платочек к глазам.
- Но нам пора идти, мальчик. Инструмент на плечи - ив дорогу!

НАМ ПРЕДСТОИТ РЕДЧАЙШЕЕ НАСЛАЖДЕНИЕ

Димка взвалил на спину барабан, маэстро взял под мышку скрипку, и они двинулись дальше. Наконец показалась большая площадка, окруженная наспех сколоченными скамейками. Скамейки пустовали, зато площадка была заставлена музыкальными инструментами всех видов и размеров. Здесь были и рояль, и два пианино, и несколько контрабасов, и гобой, и флейта, и аккордеоны, и гитары... Даже кастаньеты гроздьями висели на веревках, как бельевые прищепки. Маэстро взволнованно произнес:
- Мой мальчик, замри! Ты в святая святых. Нам предстоит редчайшее наслаждение - приобщение к истинному искусству. Мне нечем тебя угощать в пошлом значении этого слова. Я говорю о еде. Но я угощу тебя изысканной духовной пищей - моею музыкой. Она с успехом заменяет и хлеб, и соль, и колбасу, и треску в томате, и шампиньоны в сметане, и даже утку с яблоками. Маэстро потеснил инструменты на площадке, чтобы освободить место для барабана-скрипки и скрипки-барабана. Потом он сунул себе в рот шланг, от которого тянулись отводы к духовым инструментам. Затем маэстро зажал в правой руке веревку, соединенную с ударными инструментами. В левую руку маэстро взял длинный смычок, который доставал сразу до всех струнных инструментов. Локти положил на клавиши рояля, а ноги - на барабан. Наконец он отбросил со лба прядь волос, весь напрягся и... Как будто что-то взорвалось. Димка вдруг почувствовал, что куда-то летит. "Отбросило взрывной волной", - подумал он и стал ждать падения, но падения все не было, словно он летел в бесконечность. Димка кинул взгляд на свои руки - целы ли? Руки почему-то с неимоверной скоростью мелькали у него перед глазами. Он посмотрел на свои ноги. И они мелькали тоже. И тогда Димка понял: он куда-то бежит. Притом бежит так, как никогда еще не бегал даже лучший спортсмен школы.

НИКАКОГО ВЗРЫВА НЕ БЫЛО

Кто знает, сколько километров пробежал бы Димка, не налети он на раскладушку, стоявшую на лесной поляне. Потирая ушибленное колено, Димка с трудом поднялся. На раскладушке лежал человек с затычками в ушах и с бородой по пояс. Он рисовал огрызком карандаша большой палец своей ноги. Деревья вокруг поляны были увешаны готовыми рисунками этого же пальца.
- Что такое? Кто позволил входить в неурочные часы? - недовольно сказал бородач.
- Посидите в приемной, на диване. Секретарша вас вызовет. Димка растерянно посмотрел по сторонам. Кроме раскладушки да портретов большого пальца на поляне вообще больше ничего не было. Димка сел прямо на землю и стал ждать. Дорисовав палец, бородач вытащил из ушей затычки. Ну-ка сбегай за тем нахалом, что ворвался без спросу в мой кабинет, - приказал он.
- Это и был я, - объяснил Димка.
- Только я совсем не нахал. Маэстро Безоркестра чуть не оглушил меня своей музыкой, и я...
- Вздор! - перебил бородач.
- Никакого маэстро на свете не существует.
- То есть как не существует? - Димка опешил. - Разве вы не слышали взрыва?
- Никакого взрыва не было.
- Так у вас были заткнуты уши! Бородач очень удивился:
- Но раз я заткнул уши, значит никакой музыки и вообще никакого шума не существовало!
- А для меня существовало! Бородач насупил брови:
- Что значит "для меня" и "для вас"? Тебя тоже пять минут назад не существовало на свете. Ты только что появился. И вообще, кто ты такой?
- Я - ваш король!
- Чепуха, - сказал бородач.
- Я - твой король.

НЕ НАЧАТЬ ЛИ С ТЕБЯ?

Это была новость! Сразу вспомнился урок истории, на котором директор рассказывал про Самозванца. А что, если бородач действительно стал королем? Взяли и возвели, пока Димка бродил по государству. Это было бы обидно. Если бы успеть хоть немножко побыть королем, то, пожалуй, еще ладно. А то и на престол еще толком не забрался, вдруг - раз! - и низложили.
- Когда вас назначили королем? - спросил Димка. Бородач недовольно фыркнул:
- Назначили? Кто может меня назначить? Я был и остаюсь им. И не какого-то там Пустодельского государства, а всего мира! Так что если ты даже и король этого государства, то я твой король. Ясно?
- А в школе нам не говорили о существовании всемирного короля.
- Что такое мир? - презрительно произнес бородач. Стоит мне только закрыть глаза и заткнуть уши, как мир исчезает. И появится лишь тогда, когда я снова открою глаза и выну из ушей затычки. Теперь ясно? Димка решил больше не спорить:
- Понятно. Бородач довольно улыбнулся:
- Вот и чудесно. Коль ты такой умный, я сообщу тебе одну новость. Знаешь, до чего я додумался? Оказывается, я даже не король, а бог.
- То есть как бог? - Димка оторопел. Уж такого-то он совершенно не ожидал.
- Да-да, не удивляйся. Ну, уж если не бог, то, по крайней мере, полубог. Полубог Самоох.
- Но ведь ни бога, ни полубога нет! - воскликнул Димка.
- Нам в школе говорили! Бородач снисходительно улыбнулся:
- Но ты сам посуди. От меня зависит жизнь или смерть не только земного шара, но и Вселенной. Представлю я, скажем, какую-то планету или там звезду - и они существуют. Значит, я могу вершить судьбами Вселенной.
- А палец вы зачем рисуете? - спросил Димка.
- Ты не знаешь? - поразился бородач.
- Сегодня же светлый праздник! День Большого Пальца Моей Левой Ноги! Он приподнял ногу, пошевелил пальцем с нестриженым ногтем и нежно произнес:
- Ах ты мой дорогой! Душка! Ах, как я тебя люблю! Радуйся, сегодня твой день, а вот завтра будет День Большого Пальца Моей Правой Ноги! У вас, наверное, каждый день праздники, - предположил Димка. Бородач расплылся в улыбке:
- Но почему же не попраздновать, если есть повод! На этой неделе, например, я отмечаю День Родинки На Левой Щеке, День Второй Слева Ресницы На Правом Веке. Потом у меня День Заусеницы На Левом Мизинце. Праздник Переносицы я планирую отмечать три дня. Ямочку На Подбородке буду чествовать целый месяц.
- И как же вы отмечаете свои праздники? - заинтересовался Димка. Бородач нахмурился:
- К сожалению, не так хорошо, как хотелось бы. Ну что я могу один? Портреты нарисую, окружу юбилейную часть тела особым вниманием. И все. Пора с этим кончать! Как ты считаешь?
- Действительно, пора, - согласился Димка. Бородач приподнялся с постели. Его лицо стало величественным.
- Я говорю, пора кончать праздновать в одиночку! Я требую всеобщего поклонения! Иначе я устрою что-то умопомрачительное! Я создам в своем воображении огромный костер, в котором будут поджариваться неслухи! Я со всеми разделаюсь!.. Он вдруг внимательно посмотрел на Димку. - Кстати, а почему бы не начать с тебя? А? Слушай мой приказ! Немедленно приступить к чествованию моего пальца! Исполни для него какую-нибудь песню, спляши, почитай стихи. - Вот еще нашли дурака! Бородач задрожал от гнева.
- Бунт? - спросил он вкрадчиво.
- Неповиновение? Ах вот оно что! Да я же тебя уничтожу! Стоит мне только представить, как ты умираешь в мучениях, в яме, кишащей ядовитыми змеями!
- Представляйте, мне-то что, - махнул рукой Димка.
Но все же ему стало чуточку не по себе. Мало ли что? В этом странном государстве всего можно ожидать. Полубог закрыл глаз и только собрался закрыть второй, как вдруг в воздухе раздалось негромкое жужжание. Над его головой кружилась оса.

О, МОИ СЛАВНЫЙ НОС!

Самоох открыл глаз и пренебрежительно посмотрел на осу. Фи, какой отвратительный звук! Я уничтожаю его. И заткнул уши. Оса спустилась ниже и стала летать над носом полубога.
- Противное создание! - воскликнул Самоох.
- Так вот же тебе! Я уничтожаю тебя всю! И решительно закрыл глаза. Оса преспокойно села на нос. Раздался страшный визг. Полубог вскочил и, пронзительно вопя, заметался по лужайке.
- Погибаю! Меня укусила ядовитая оса! О, мой славный нос! Он ведь послезавтра именинник! Димка кинулся . за бородачом, пытаясь его остановить.
- Не бойтесь! Это обыкновенная оса! Погодите! Надо посмотреть, не осталось ли жала! Наконец полубог в изнеможении упал на траву. Жала, как известно, оса не оставляет, однако нос все же начинал подпухать. - Спасите меня! Помогите мне! - всхлипывал Самоох.
- Не за себя прошу! За весь мир! Если я умру, со мной исчезнет мироздание! И ты в том числе! Спаси себя, .не дай мне погибнуть! Димка не знал, что делать. Да, от ссадин помогает подорожник! Может, он помогает и от осиных укусов?
- Вы полежите, а я поищу лекарственное растение? Только скорее! Ради бога, ради меня, ради себя скорее! - умолял бородач, шмыгая носом. - Скорее! Скорее!

НУ И РАБОТА У ВАС

- Что за напасть! Когда подорожники были не нужны, они то и дело мозолили глаза. А только понадобились - хоть бы один, самый завалящий, встретился на лесной тропке. Но Димка продолжал поиск. Конечно, бородача укусила самая обыкновенная оса. Но надо же успокоить человека! Димка уже отошел довольно далеко, как вдруг что-то больно вцепилось ему в ногу. Он дернулся, но тщетно. Капкан! От кольца, туго охватившего ногу, тянулась цепь, прикованная к двухпудовой гире. Димка попытался разомкнуть захват. Куда там! Он попытался идти, волоча гирю или катя ее перед собой. Но сколько можно пройти с таким грузом! Обессиленный король сел на гирю и приуныл. Что теперь делать? Звать Самооха? Бесполезно. Ждать, когда хватится визирь Дляблизир? Пока там он еще пересчитает все свои шишки. Димка чуть не расплакался, И тут на тропинку вышел человек. Несмотря на жаркую погоду - в длинном, до пят, халате, застегнутом на все пуговицы.
- Ваше Величество! - воскликнул человек, приблизившись.
- Какая неприятность! Он достал из кармана ключ, и Димка очутился на свободе. От радости он чуть не запрыгал. - Большое вам спасибо! Вы, наверное, лесник? - В некотором роде да, - уклончиво сказал спаситель.
- Но сейчас я просто хозяин, а вы гость. Милости прошу к моему шалашу.
- Мне нужно сначала отнести подорожник Самооху. Вы его знаете? Его укусила оса. Незнакомец махнул рукой:
- Пустяки. У него будет повод отпраздновать еще День Шишки На Носу. Вскоре человек в халате привел Димку к симпатичному сборному домику, какие бывают в пионерских лагерях.
- Прошу, Ваше Величество, будьте как дома. Освежитесь под душем и пожалте к столу. Сам я недавно плотно поел, а то бы составил вам компанию. Димка уже привык ко всяким неприятностям и ожидал нового подвоха.' Но нет: вода в душе была, пол нигде не проваливался, и обед был очень вкусный - суп, котлеты и компот.
- Вам нравится у меня? - поинтересовался хозяин. Димке нравилось: в домике были и стол, и стулья, и кровать... Одно смущало: глаза у хозяина всё время бегали.
- Ждете кого-нибудь? - спросил Димка.
- Нет, ждать мне некого. А что глаза бегают - так это профессиональная привычка. - Да, леснику надо все замечать, - понимающе кивнул Димка. Хозяин расхохотался. Смеялся он как-то странно, угодливо и почему-то протягивал вперед руку. Потом вдруг сразу стал серьезным и сказал: - Пришло время открыть карты. Я - не лесник. Я - тот, на ком держится государство. Понятно?
- Нет. Хозяин пытливо посмотрел на Димку: - Как вы думаете, чем живут пустодеи? Ведь они не пашут, не сеют и, стало быть, не жнут. Их кормлю я! Когда станете королем, тоже будете на моей шее.
- А вы кто? - удивленно спросил Димка.
- Меня зовут Попрошайка, - улыбнувшись, пояснил хозяин. Пустодеи называют меня Шайкой Попр. Они стесняются, что живут на мой счет и сочиняют про меня разные небылицы. Сваливают на невиновного все свои грехи! А я ради них хожу с протянутой рукой по окрестным странам.
- Ну и работа у вас, - посочувствовал Димка.
- Что вы! - возмутился хозяин. - Замечательная, творческая работа! Я бы всю жизнь ею занимался! Но возраст, знаете ли!
- Так бросайте! Займитесь чем-нибудь другим!
- Слушаюсь, Ваше Величество! Хоть сию же минуту! Но только вместо меня моим делом займетесь вы.

ВЫ СМЕНИТЕ МЕНЯ!

- Вы что, смеетесь? Я же король!
- Нет, этим козырять не надо, - предупредил Попрошайка.
- Королей побирается много - к ним привыкли. Придумаем что-нибудь другое. Я вас умоляю!
- Он сложил руки лодочкой.
- Не отказывайтесь! Пожалейте усталого старика!
- Я сказал - значит, всё! - отрезал Димка. Попрошайка засопел:
- Ах, вот как! Новый нахлебник! Хватит с меня! Я добываю кирпичи для Лицомвгрязя, инструменты для Маэстро и еще много другого! Дудки! Дальше так не пойдет! Вы смените меня! Мне пора на отдых!
- Не уговаривайте! - воскликнул Димка.
- Да я скорее откажусь от престола! В руках у Попрошайки вдруг появилась веревка, и он ловко накинул ее на Димку.

СЧИТАЮ ДО ТРЕХ!

Движение - и бедный король связан по рукам и ногам. Попрошайка легонько подтолкнул пленника, и тот шмякнулся на землю. Что вы делаете! Как вы смеете! Попрошайка расстегнул халат. Под ним были лохмотья - видимо, рабочая одежда. В руке у Попрошайки сверкнул нож.
- Я - мирный проситель. Но моя просьба - закон, - сказал он.
- Прошу учесть. Ах, этот визирь! Вместо того, чтобы привезти работника, он привез нового пустодея!
- Развяжите меня! Разбойник приставил нож. к Димкиному горлу:
- Ты в моих руках, мальчишка! Так да или нет?
- Нет! - Считаю до трех, - предупредил Попрошай-га.
- Раз... два... ну?
- Нет, - прохрипел Димка. Попрошайка спрятал нож в карман.
- Ладно, даю тебе час на размышление. Подумай хорошенько. У тебя появятся доходы, сможешь приобрести домик, как этот, подкопишь деньжат. Со временем тоже подыщешь себе замену и станешь полноправным пустодеем. Кстати, это я подтащил под окно диван, когда ты прыгал с парашютом. Так что ты обязан мне жизнью. Итак, до встречи через час. Попрошайка завел будильник, поставил его перед Димкиным носом и ушел в другую комнату. Что делать? Веревки больно впивались в тело. Неужели нельзя спастись? И тут Димка увидел на веревке надпись: "Сделано у князя Лицомвгрязя". Кажется, есть шанс на спасение! Димка напружинился, набрал побольше воздуха в легкие, рванул руки в стороны... и веревка лопнула. Торопливо развязав ноги, Димка вскочил на подоконник, вышиб стекло и кинулся наутек. - Стой! - раздалось за спиной. Шайка Попр в лохмотьях выскочил на лужайку и, размахивая ножом, кинулся за Димкой. Шайка бежал не по возрасту прытко.
Расстояние между ним а Димкой быстро сокращалось. Димка уже слышал за спиной дыхание Шайки, Все! Это конец! А тут еще, как назло, под ногой новый капкан. Димка перемахнул через него. Сзади раздался громкий крик. Димка на бегу оглянуло Разбойник лупил кулаком двухпудовую гирю.
- Ключ! - кричал Шайка.
- Ключ остался меня дома, в халате!

НЕСИТЕ МЕНЯ ОБРАТНО

Поздней ночью, когда визирь де ля Близир извлекал кубический корень из суммы шишек, возведенной в четвертую степень, дверь его лачуги, задрожала.
- Не запирается! - крикнул де ля Близир. В комнату ввалился Димка - потный, исцарапанный, в синяках.
- Ваше Величество! - всплеснул руками визирь.
- Вы так спешите на престол?
- Доставайте свой мешок и несите меня обратно! - задыхаясь, проговорил Димка.
- Я отрекаюсь от престола! Не нужно мне вашего королевства! Да скорее же! Что же вы стоите и не достаете мешок?
- Успокойтесь, успокойтесь, Ваше Величество! - наставительно произнес Дляблизир.
- Сядьте, отдышитесь и спокойно все расскажите. Димка заметался по комнате.
- Не буду я ничего рассказывать! Вы и сам знаете, что творится в вашем государстве! Визирь заботливо усадил Димку и, перебирал шишки, задумчиво сказал:
- Что ж, дело ваше. Не хотите - как хотите" Только выслушайте мой совет. Если вы сам откажетесь от престола, то очень всех обидите, мне же не разрешат командировку, чтобы отвезти вас домой. А самому вам не добраться.
Так что же теперь делать? Неужели нет выхода?
- Мудрый государственный муж не знает безвыходных положений, - улыбнулся визирь.
- Нужно сделать так, чтобы не вы отказались от престола, а чтобы вас на него не посадили. Пустодеи должны быть вами возмущены. Тогда уж они постараются отправить вас домой.
- Что я должен сделать? Я все сделаю, что вы скажете! - с готовностью пообещал Димка.
- Положитесь на меня, - сказал визирь.
- А сейчас умойтесь и - спать.

ЦЕРЕМОНИЮ ОБЪЯВЛЯЮ ОТКРЫТОЙ

Димка спал как убитый, а когда проснулся, в главной комнате королевской резиденции уже стояла трибуна, а напротив нее были расставлены скамейки. Вскоре стали прибывать владетели провинций. Первым явился барон Пустозвон и с распростертыми объятиями бросился к Димке.
- Ваше Величество! У меня для вас сюрприз! Я написал стихи по случаю вашего восхождения на престол. Всего две строчки, но зато какие! Они стоят целой оды! Слушайте! За тебя стоим горой, О, Димитрий наш Второй!
- Второй? Почему второй? - удивился Димка.
- Ведь говорили, что я Дмитрий Первый!
- Ну, конечно. Первый! - воскликнул Пустозвон.
- Но я сначала придумал вступительную строчку, а потом заключительную. К "горой" подходит рифма "второй". Не менять же такую замечательную строчку! Да и какая разница - первый, второй, сто двадцать девятый! Главное, что вы король! Ваше Величество, я буду голосовать за вас руками, ногами и стихами! Весь перемазанный, князь Лицомвгрязь пришел пешком. Подойдя к Димке, он слегка поклонился:
- Прошу принять от меня небольшой подарок. Я изваял миниатюрный бюст Вашего Величества из материала собственного производства. Князь сунул руку в карман, но вместо бюстика. вытащил горсть серо-зеленой пыли.
- Опять эта шайка, - огорченно сказал он и, сгорбившись, отошел в сторонку. Граф Пиф-Паф явился при полном параде, в почти белых перчатках, в мундире с самодельными! погонами ив брюках с желтыми, как у швейцара, лампасами. На поясе у графа висела длинная сабля. Чтобы сабля не болталась, граф придерживал ее за рукоять, и казалось, что он сейчас выхватит клинок из ножен. - Ваше Величество! - шепнул граф Димке на ухо.
- Вчера, наконец, поступило секретное оружие. Хранится в недоступном для неприятеля месте. Вслед за графом прибыл виконт Переделадье. Пожимая Димке руку, он произнес:
- Ое а оаи ооя!
- Что вы сказали? - переспросил Димка.
- Я сказал, что очень рад поздравить короля, - улыбнулся виконт. - Сейчас я снова занялся переделкой языка и говорю только гласными.
- Ое ияо! - ответил Димка.
- Что вы сказали? - не понял виконт,
- Я сказал на вашем языке "очень приятно". Виконт смутился:
- Извините, я еще не привык к своему языку. Впрочем, и не успею к нему привыкнуть. Сейчас я вынашиваю одну новую, совершенно оригинальную языковую идею... Подъехал маэстро Безоркестра. Вернее, подошел, а подъехала тележка, которую он толкала впереди себя. На тележке грудились музыкальные инструменты, шланги и приспособления. При их виде у Димки чуть не подкосились ноги.
- Слушай, мальчик, - сказал маэстро.
- Ты уж меня извини -я не смог привезти весь свой оркестр. Но поверь великому музыканту и композитору - инструментов вполне хватит, чтобы с блеском исполнить в твою честь мою гениальную симфу. Полубог Самоох пришел с раскладушкой. Он расставил ее прямо в зале и, удобно улегшись, пальцем поманил Димку.
- Разрешаю тебе не искать подорожник. Этой осе не удалось убить полубога. Так что вы еще все поживете благодаря моему железному здоровью. Дляблизир поднялся на трибуну и позвонил в заплесневелый колокольчик.
- Милостивые государи! Церемонию восхождения на престол объявляю открытой. Слово для тронной речи предоставляется нашему славному и несравненному Димитрию.

ДОЛОЙ КОРОЛЯ!

Раздались жидкие хлопки. Димка поднялся на трибуну и открыл заготовленный текст. Начало речи несколько озадачило Димку, но он все же принялся читать:
- Подвластные! Позвольте всех вас поздравить! Над Пустоделией восходит новое солнце! Это солнце - я! Теперь вы во всем будете подчиняться мне. Владетели зашевелились. Даже Самоох приподнял голову с подушки. Димка продолжал читать:
- Высочайшим повелением назначаю на завтра субботник. Барону Пустозвону заняться уборкой территории. Князю Лицомвгрязю начать изучать грамоту. Графу Пиф-Пафу и виконту Передеяадье приступить к ремонту моего дворца. Маэстро и Самооху - вскопать королевский огород. Возник легкий шумок. Не обращая внимания, Димка читал дальше: - Кто нарушит мою волю, будет наказан. Его посадят в посылочный ящик без адреса и отправят в неизвестном направлении. - Долой! - раздался вдруг крик. Владетели провинций, размахивая руками и вопя, кинулись к трибуне. Впереди толпы, устрашающе лохматя бороду, шел полубог. За ним
- Пиф-Паф с обнаженной саблей.
- Долой короля! В тюрьму его! - прозой выкрикнул Пустозвон.
- Переделать его в чучело! - откликнулся виконт на нормальном языке. - Под стражу! - взревел Пиф-Паф. - Казнить! - подхватили все хором. Вид у пустодеев был такой свирепый, что Димка уже мысленно простился с жизнью. Но тут от дверей раздалось:
- Оставьте его мне! Я сам с ним разделаюсь! Я падаю от усталости, но на него у меня силенок хватит! В дверях стоял Шайка Попр с гирей в руках.

ПУСТЬ ПОМНИТ НАШУ ДОБРОТУ

Шайка рванулся вперед, но коленки у него подкосились и, падая, он уронил гирю на ногу Самооха.
- На меня покушение! - заорал полубог и что было сил принялся садить кулаками в спину Попра. Шайка вскочил и с криком: "Кто против меня, кормильца?!"-ткнул головой в живот Пустозвону. Пустозвон рухнул на пол, подмяв под себя Переде-ладье. Началась свалка. Кто кого колотил, кто от кого защищался -понять было невозможно. Вокруг клубка дерущихся бегал маэстро и наугад наносил удары колотушкой от барабана. - Ну что вы смотрите? Надо их разнять! - крикнул Димка Дляблизиру, спокойно наблюдавшему за битвой.
- Вы хотите сказать, что пора прекратить прения? - спросил тот. - Какие там прения! Они поубивают друг друга! Димка кинулся к музыкальным инструментам, сваленным возле стены. Взяв в рот шланг, он что было силы дунул. Раздался ужасающий рев. Все, включая маэстро, застыли, заткнув пальцами уши. Первым опомнился Дляблизир.
- Многоуважаемые владетели! - воскликнул он, подняв руки.
- Только что мы обсудили речь претендента на престол... Все вытащили пальцы из ушей.
- ...Я говорю "претендента". В нашей воле - будет он королем или нет. Так вот, мне кажется, претендент - против сложившихся у нас традиций. А кто против традиций, тот против нас.
- Верно! Правильно! - закричали пустодеи.
- Предлагаю, - продолжал Дляблизир, - посадить его самого в посылочный ящик и отправить по почте в неизвестном направлении.
- Да вы что! - зашептал Димка в спину Дляблизиру.
- Сами же обещали отвезти меня домой!
- Обстоятельства изменились! - бросил через плечо Дляблизир.
- Предатель! Я сейчас расскажу, что ,это вы написали текст моей речи!
- Ладно, договоримся миром, - шепнул Дляблизир Димке, а вслух сказал.
- Но давайте, учитывая молодость обвиняемого, проявим к нему снисхождение. Напишем на ящике его домашний адрес. Пусть помнит нашу доброту.
- Отдайте его лучше мне! - рявкнул Шайка.
- Я подготовлю из него мастера своего дела.
- Обойдешься! - закричали пустодеи.
- Сам еще справляешься! Вон какую гирю таскаешь! Да здравствует Дляблизир! Пусть он будет нашим королем! Ура! Шайка сел на гирю и приуныл, а Димка сказал визирю: - Вы же не хотели быть королем! '.. Дляблизир снисходительно посмотрел на него:
- Я не хотел исполнять обязанности. А королем меня просто не избирали. Думали найти 1 что-то получше.
- Ну а зачем это вам? Шишки можно считать и не королем.
- Да, но когда считаешь их королем, то всегда получается больше, - важно ответил Дляблизир.

ПОСЫЛКА ОТ БАБУШКИ

На этот раз Димкин папа позвонил директору школы днем.
- Вот уже неделя прошла, а Димы все нет, - грустно сказал папа.
- А сегодня у него день рождения. Мы решили отметить эту дату, как если бы Дима никуда не пропадал. Ждем вас у себя.
- Я непременно приеду! - воскликнул директор.
- Непременно! Вместе с учительницей литературы и Светой, Диминой соседкой по парте. Вечером все собрались за большим столом. Окруженный шестью чайными приборами, на столе стоял самовар. Один прибор предназначался для, папы, второй - для мамы, три - для гостей, а шестой - для пропавшего Димки. Держа в руке дымящуюся чашку, отец поднялся из-за стола.
- Это я во всем виноват! - сказал он, печально глядя на пустующий стул.
Дима! Делай, что хочешь и как хочешь! Лишь бы тебе было хорошо... Чашка в его руках затряслась, и тогда поднялась мама.
- Нет, - сказала она, прикладывая к глазам платок, - больше всех виновата я.
- Дима, теперь я поняла, что не обязательно в жизни что-то знать и уметь. Главное, быть! Мама всхлипнула и принялась мелкими глотками пить чай. Слово попросила учительница литературы.
- Семья не виновата! - решительно сказала она.
- Виновата школа. Мы не смогли подобрать к Диме ключи. Принимаю обязательство. Я буду всегда, Дима, ставить тебе пятерки, знаешь ты урок или не знаешь. Теперь подошла очередь Светы Коростылевой.
- Виноваты не родители и не педагоги! - звонко произнесла она. - Виноваты мы - товарищи Димы. И особенно я, потому что сижу с ним за одной партой. Торжественно обещаю, Дима, давать тебе списывать. И задачи, и примеры, и контрольные... Директор школы все время одобрительно кивал, потом тоже поднялся. - Убежден, что во всем виноват я, - сказал он.
- Ну, хочет человек быть королем - и чудесно. Что в этом плохого? Наоборот, я должен был помочь ему в достижении цели. Помнится, я читал в одной книге, существует даже целая страна пустодеев. Почему бы Диме действительно не стать у них королем? Обещаю, Дима, сделать все, чтобы в будущем ты стал королем Пустодельским. И тут из-под стола раздался пронзительный крик: - Не надо! Не хочу! Хватит!
- Что там такое? - испуганно спросила мама. Отец заглянул под стол:
- Ничего. Только посылка от бабушки. Она всегда присыла Димочке что- нибудь ко дню рождения...
- Вытягивай скорей! - вскричала мама.- Я узнала голос! Димочка! Боже, он сейчас задохнется! Папа нырнул под стол и вытащил большой ящик:
- Это совсем не бабушкин почерк! - воскликнула мама. Дрожа от волнения, папа поддел крышку вилкой. В посылке, свернувшись клубком, лежал Димка.
- Ура! - закрисали все хором и принялись доставать Димку из посылки. Но он цепко держался за край ящика.
- Не выйду, если сейчас же не откажетесь от своих обещаний! Ну как тут было не взять свои слова обратно? И Димка, выбравшись из посылки, рассказал о своих приключениях в стране Пустоделии.
Герберт Кемоклидзе. В стране Пустоделии


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация